Бывших харбинцев не бывает. Всемирный конгресс выходцев из Харбина 2017.

25–30 июня 2017 года в Харбине (Китай) состоялся Всемирный конгресс выходцев из Харбина. Конгресс под названием «Вспомним историю, вместе создадим будущее» был организован Народным Правительством города Харбина с целью углубления дружбы и сотрудничества между столицей провинции Хэйлунцзян, бывшими харбинцами и их потомками, проживающими в разных странах мира.

Российская и австралийская делегацция на прощальном вечере Всемир.Конгресе

Российская и австралийская делегацция на прощальном вечере Всемир. Конгресе

После 55-65-ти лет разлуки с городом детства и юности вернулись в Харбин русские, польские, еврейские репатрианты 1940-х-1950-х годов из России, Израиля, Австралии, Литвы, Канады, США. Вместе с родившимися в Харбине, приехали на конгресс потомки харбинцев, не видевшие никогда этот город, но хорошо знавшие его по воспоминаниям отцов и дедов, по семейным архивам.

Харбинцы и исследователи Всемирного конгресса 2017

Наибольшее количество делегатов прибыло из России из таких городов, как: Омск, Новосибирск, Хабаровск, Владивосток, Екатеринбург, Красноярск, Благовещенск, Москва. Самая большая российская делегация харбинцев была из Омска, которую возглавил Кирилл Макаров.

В работе конгресса из российской делегации участвовал заведующий кафедрой японоведения и корееведения Восточного института Дальневосточного государственного технического университета, профессор Амир Александрович Хисамутдинов - автор научных работ по истории русской эмиграции. 

Из Екатеринбурга на конгресс прибыл исследователь русского Харбина доцент уральского федерального университета Сергей Смирнов.

Из Москвы на конгрессе приехала Надежда Егорова - старший библиотекарь библиотеки Дома Русского Зарубежья.

Исследователи Г.Клебче,Т.Кирпиченко, Л.Ларкина,Н.Егорова,А. Хисамутдинов

Большая делегация прибыла из Польши, возглавляемая председателем Клуба харбинцев Ромуалдом Озиевич (Romuald Oziewich).

Из Австралии на конгресс прибыло семь делегатов. Возглавляла австралийскую делегацию Наталия Николаевна Заика, семья которой 117 лет прожила в эмиграции, начиная с деда, приехавшего в Харбин с царской грамотой.  В Харбине у него родились дети, а потом и внучка - Наталия.    В составе австралийской делегации входили также: Владимир Николаев, Александр Пенязев, Нина Олсон, Владимир Иванов. Среди делегатов из Австралии прибыли два исследователя русской эмиграции: Мара Мустафина из Сиднея - автор книги «Харбинские Досье» и многих других публикаций, и Людмила Ларкина из Брисбена – автор статей и книг по харбинской эмиграции.

Делегация из Израиля состояла из восьми человек, среди них Эстер Алон - представитель еврейской эмиграции, которая в 1961 году 20-летней девушкой в числе последних покинула Харбин. Спустя 55 лет она вернулась на родину. Ей очень хотелось побывать в доме, где когда-то ее отец держал магазин мехов.  Эстер отметила, что в Харбине все изменилось до неузнаваемости, но отель, в который поселили делегатов конгресса, остался неизменным.

Из исследователей, проживающих в Харбине, в конгрессе приняли участие профессор Цицикарского университета Ли Яньлин, директор музея писем харбинской эмиграции Ли Лян, Сергей Еремин – руководитель исторической секции Русского Клуба Харбина.

С.Еремин, Л.Ларкина, Н. Егорова. Г. Клебче, В.Иванов, А.Сумская 

Незабываемой встреча была с известным ученым из Канады, профессором Торонтского университета Ольгой Михайловной Бакич. Многие годы Ольга Бакич проживала в Австралии, затем переехала Канадский город Торонто, издавала журнал «Россияне в Азии».

Всего в работе конгресса приняли участие более 150 человек.

В день торжественного открытия конгресса делегатов приветствовал мэр Харбина Сун Сибин.  Прозвучали приветствия китайских и зарубежных руководителей, ученых, представителей выходцев из Харбина. Участникам была предоставлена возможность познакомились с выставкой фотографий, отражающих архитектурный облик города начала ХХ века, его представителей, культурную жизнь того периода. Были представлены фотографии из семейных архивов, присланные харбинцами специально для выставки, которые демонстрировались бегущей лентой на большом экране.

Волонтеры - студ. унив Харбина, изучающие рус. яз. 

В ходе программы состоялся торжественный запуск сайта «Всемирные выходцы из Харбина», открытие «Музея еврейской истории и культуры в Харбине», презентация китайско-израильского индустриального парка, семинар с участием выходцев из Харбина, ученых и исследователей в области истории города. Каждый прибывших делегат нес в себе историю, которую нужно было успеть услышать, записать.

Поселок железнодорожников в котором жили русские

Гостям Харбина была предоставлена возможность побывать во многих исторических местах, в развитие которых свой бесценный вклад внесли русские: это железнодорожные станции КВЖД Имяньпо и Ханьдаохэцзы, Музей Харбинского политехнического университета, Музей провинции Хэйлунцзян, Музей КВЖД в здании знаменитого железнодорожного собрания (Желсоба).  С большим трепетом и уважением к памяти предков посетили делегаты мемориальное кладбище Хуаньшань, где кто-то нашел могилы родственников, другие помолились в при кладбищенской часовне. На каждую могилу были возложены цветы, о чем предусмотрительно позаботилась принимающая сторона, раздав каждому гостю цветы перед входом на кладбище. Посетили делегаты, так же, церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы в поселке Ханьдаохэцзы,

Музей паровоза

В рамках Всемирного конгресса выходцев из Харбина, гостям показали музей «Отряд 731», расположенный в районе Пенфан, в пригороде Харбина. Здесь с 1932 по 1945 находилась японская бактериологическая лаборатория и спец тюрьма, где японские оккупанты проводили страшные эксперименты над живыми людьми: прививали вирусы тифа, холеры, чумы, делали обморожения, обливали кипятком, морили голодом, заживо вскрывали, чтобы наблюдать агонию. Эксперименты проводились с целью зафиксировать выносливость организма у людей разного возраста и национальности. Часть кадров, снятых японцами, хранятся в музее.

Об «Отряде 731» своими воспоминаниями поделилась делегат конференции Наталия Николаевна Лалетина, родившаяся в Харбине в 1931 году. В 1954 году выехала в Латвию, где проживает по настоящий день, пишет воспоминания, издала две книги: «Японцы» и «Картинки с китайской натуры». В своих книгах она описала свои впечатления при жизни в Харбине в период японской оккупации. Об «Отряде 731» она знала и читала давно, но приехала сюда впервые и вот что рассказала:

 «Мои родители знали об "Отряде 731", но старались об этом вслух не говорить. Людей за малейшую провинность хватали и увозили в неизвестном направлении.  Только после 1945, когда пришла Красная Армия, все эти ужасы и раскрылись. Недалеко от нашего дома был целый город, где содержались будущие узники. Они писали на стенах о том, какие терпели пытки. У собора был японский железнодорожный кооператив, в котором работала мама. В течение дня туда приводили воров и воровок этого магазина. В основном китайцев и японок, которые воровали. Японок сразу отдавали мужьям и их увозили, а китайцев начинали пытать в подсобках. Под ногти забивали гвозди, иглы, в нос воду лили. Если человек украл ботинки – били палками по голеням. Избивали до полусмерти, они кричали, а моя мама плакала и уходила в это время подальше, чтобы не слышать. А потом этих пленников увозили в Пенфан».

Об "Отряде 731", вспоминает Ольга Бакич:

«Об "Отряде" мы не знали, но о нем ходили слухи. Люди шептались, что у японцев за городом есть какое-то страшное место, где на людях проводятся опыты. Недалеко от Харбина была эта маленькая деревня Пенфан. Японцы всех из нее выгнали и сделали закрытую, военизированную зону.  Набрали туда много китайских рабочих строить "Отряд".  После завершения строительства, китайцы не вернулись домой. Потом в Харбине ходили слухи, что была эпидемия тифа, что начали болеть только русские, потому что русским по карточкам давали хлеб, а китайцам не давали. Заразив людей, японцы наблюдали, сколько из зараженных погибнет, сколько выживет. Страшное было время».

Ольга Бакич. Канада.

Наталья Николаева-Заика вспоминает:

«В период японской оккупации в Харбине японцы похитили дядю Михаила Свинарца. Он был двоюродным братом папы с материнской стороны. Его забрали, потому что он был человек советский. Японцы мучили, допрашивали, сделали укол тифа и выбросили во двор на кучу замерзших трупов. Через некоторое время он очнулся и вышел на дорогу, где его случайно увидел и подобрал сосед, и привез домой. Затем отвезли в железнодорожную больницу, но японцы на следующий день, обнаружив, что не хватает одного трупа, нашли его в больнице и на глазах сестры ему сделали умертвлявший укол».

В.Николаев и  Н.Заика Австралия),О.Бакич (Канада), Л.Ларкина (Австралия)

Прибывшие делегаты много рассказывали друг другу жизненных историй своих семей, как харбинского периода, так и после того, как вынуждены были оставить любимый город Харбин.  Люди оставляли Харбин в разное время. Всего было два крупных исходов русских из Китая.

Первый исход харбинцев начался в 1935 годув связи с продажей Советским Союзом железной дороги японцам. Многие работники железных дорог были вынуждены выезжать в западные страны, другие – в Шанхай, где еще превалировали западные концессии демократических направлений. Несколько тысяч русских вернулись на родину, где сразу же попали в списки арестованных, которые делились на две категории. Списки первой категории состояли из самых деятельных людей, на которых была нанесена резолюция- «расстрелять». На списках второй категории было написано: «заключить в лагерь». По данным Российского мемориала из 46133 арестованных харбинцев в СССР было расстреляно 30992 человека.

Второй массовый исход харбинцев начался с 1945 года. В апреле 1945 года СССР объявил войну Японии. В ожидании советского наступления японские власти арестовали в Харбине всех, кто не желал им служить, включая женщин и детей, которых держали взаперти.  Мужчин отправили рыть оборонительные рвы, а в маленьких городках мужское население расстреляли.

В Политехническом институте 

При освобождении Китая от японцев, положение русских не улучшилось. Началась операция Смерш («смерть шпионам»), организованная советскими органами. Смерш начал охоту на русских, работавших у японцев и тех “советских”, которые по каким-то причинам уживались с властями. Всех их вывезли на Архипелаг ГУЛаГ. Оставшееся русское население Харбина отныне должно было стать советским, которое с 1954 года советское правительство стало активно зазывать в СССР на поднятие Целины. Как сказала мне одна харбинка при интервью: «Мы поехали по этому зову в СССР, потому что слово «Целина» показалось нам каким-то изысканным, многообещающим, в общем – красивым…».

Тысячи людей попали в Казахстан, в Сибирь и в разные страны, включая Австралию. К середине 1960-х годов русской речи в Харбине уже не было слышно, лишь некоторые одинокие русские оставались доживать свой век в Поднебесной. И вот 2017 год. Правительство Китая раскрывает двери репатриантам и их потомкам, организуя прием на самом высоком уровне, предугадывая желания, приехавших на конгресс харбинцев каждой этнической группы, будь то русский, еврей, поляк, латыш.

Организаторы конгресса — Управление по иностранным делам Народного Правительства города Харбина успешно решили эту задачу. Все участники конгресса чувствовали себя, как дома. Способствовал домашнему уюту и легендарный отель «Модерн», куда разместили делегатов. В этом отеле когда-то останавливались Ф.Шаляпин, А.Вертинский. Портреты их и многих других выдающихся русских людей- выходцев из Харбина, висят в фойе отеля.

На станции КВДЖ Имяньпо. 

Надо отметить, что многие харбинцы, прибывшие на конгресс, видели друг друга впервые, или ранее слышали только фамилии, но уже в первые минуты знакомства, становились родными навсегда. Вернее сказать - они были родными всегда. Даже, не зная друг друга, где бы не жили, выходцы из Харбина, навсегда оставались харбинцами. Как прилетевшая из Австралии на конгресс Наталья Николаева Заика в благодарственном слове на торжественном вечере закрытия конгресса напомнила присутствующим слова воспитанника Харбинского политехнического института академика А.Ю.Самарина:

«Бывших харбинцев не бывает!».

Наталья Николаевна в своей речи, также, сказала: «Берегите историческую память города Харбина! Это был уникальный город, которого никогда уже не будет!».

 

Людмила Ларкина - член МГП.

Брисбен. Фото автора.