Приморское краевое отделение

Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество» – Общество изучения Амурского края (ОИАК)

 

690091, г. Владивосток, ул. Петра Великого, 4  

 Тел./факс 226-81-93, эл. почта: oiak@bk.ru

История посёлка Южная Лифляндия

Елена Бендяк,

член Русского географического общества, 

пос. Ливадия

В мае 1899 г. в Цемухинскую волость Южно-Уссурийского края выехала землемерная партия заведующего работами Кокшарова в составе девяти человек. Стояла задача: образовать для поселения прибывающих сюда семей эстонцев два участка: Морской (Лифлянд-ский) и Гористый (Эстляндский).

Среди первых 10 эстонцев были: Яан Таммевески, Михкель Микк, Юхан Усталу, Павел Малк, Юхан Тебак, Андрей Вальтон с сыновьями, Андрей Вейде, Иван Вейде.

В 1899-1901 гг. было укомплектовано несколько партий эстонских поселенцев – моонзундских поморов. Однако, в каждой партии переселенцев, отправлявшейся из Одессы, эстонцев было меньше, чем украинцев, русских и молдаван. Переход через тропические моря длился более месяца. По прибытии во Владивосток переселенцев размещали в специальных бараках. После оформления всех финансовых дел в управлении переселенцы, договорившись с китайскими перевозчиками, переправлялись через Уссурийский залив.

Почти на 25 км с севера на юг протянулось изрезанное бухтами и бухточками побережье, которое предстояло обживать эстонцам. Бухты Кангауз (Суходол), Малый и Большой Кувшин (Куши), Андреева (Консывай), две безымянные, слабо выраженные бухты, Южная, еще одна безымянная, Юшуай (Ильмовая), Вампауши (Пяти Охотников) и Подъяпольского – манили своими красотами, пугали неосвоенностью. Скоро безымянные бухты и поселения обрели имена первых подлинных хозяев: бухта Вальтона, Керм, Сидрик, деревня Линда.

Рядом с эстонцами жили и корейцы, и китайцы. Эстонцы отдавали им необработанную часть своего 15-десятинного надела, в основном склоны, покрытые лесом и кустарником, безвозмездно на несколько лет  с условием освободить землю по истечении оговоренного срока.

К 1902 г. все выделенные партией Кокшарова участки были заняты. Берега осваивались, земли обрабатывались, эстонцы начали заниматься рыбалкой. Стали покупать в городе японскую дель, потом по ее типу вязали сами. Начали строить лодки, сначала небольшие, потом крупнее, а когда море узнали получше, начали строить парусные вельботы.

В 1904 г. с островов Эзель, Даго и Моон прибыло сразу 186 эстонских семей. В 1906 г. образована деревня Линда и село Новая Бессарабия.

Руки эстонских мастеров не знали покоя. Строили дома, внешне похожие на типичное жилье эстонского крестьянина-середняка в конце XIX в. с высокой четырехскатной крышей, покрытой соломой. Кто побогаче, покупал оцинкованное железо. Следом появлялись баньки, амбары, хлевы и погреба. Разводили сады, зацветали по весне в усадьбах и хуторах белый налив, антоновка, яблоня «шампанская» и поздняя зимняя, шарапай, сливы апата, желтая абрикосовая, шира. Мужики мастерили лодки, рыбачили, ладили бочонки, инвентарь, рыболовную снасть, рыли колодцы, пахали, заготавливали лес, возились в саду. Женщины работали на пашне, на покосе, на обработке льна, ржи, конопли, чесали шерсть, пряли, вязали занимались домашним хозяйством и детьми.

Со временем начали появляться в этих местах и рыбопромышленники. В деревне Линда рыбалку прибрала к рукам компания Аласа, Мейстерсона и Погибеля. Так что вольными хозяевами своей земли и воды эстонские поселенцы были только на первый взгляд.

В бухте Куши в 1910 г. появилась эстонская школа, преподавателем был эстонец, подготовка шла на эстонском и на русском языке. Раз в неделю вел урок православия священник Петровской церкви. Вплоть до 1919 г. эстонские дети от Хангана до Суходола каждый день добирались в бухту Куши и обратно. Кого подвозили на лодках и вельботах, кого-то на лошадях, а кто и пешком по 6-7 км. В Бессарабии дети изучали молдавский и русский языки, в бухте Андреева корейские дети учились на своем языке.

В селении Лифляндском была построена кирха. Эстонские крестьяне принадлежали к христианам – протестантам.

В 1915 г. в Лифляндии числился на 141 двор 691 житель, из них 80 человек – эстонские рыбаки.

В 1924 г. в Лифляндии и Линде сформировались 4 рыбацкие артели: «Лифляндец – 1» (первые председатели Наабер и Юхан Ганслеп). В хозяйство артели была включена существующая в бухте Андреева засольная база. «Лифляндец – 2», обосновалась в бухте Куши (бух. Большого Камня, первые председатели Рудольф Шоберг и Август Тебак). Именно в ней начинали свое восхождение к вершинам рыбацкой славы известные рыбаки Юхан Тебак, Арсений Марибу, Иван Улла. Артель «Приморец» образовалась на готовом береговом и флотском хозяйстве промышленника Березовского (первые председатели Юхан Юханссон и Александр Мюрисепп). Солили рыбу в больших чанах, готовую рыбу в бочонках отправляли во Владивосток на шаландах и кунгасах. После 1925 г., когда во Владивостоке начали организовываться государственные рыбацкие предприятия, изредка к берегам поселения  подходил за рыбой специальный пароход – или советский, или японский. Продолжали рыбаки строить и вельботы. Четвертую рыболовецкую артель «Эрингас» организовали эстонцы деревни Линда на берегу бухты Вампауши (первые председатели Басманов и Юхан Лийвак). Вслед за первой судоверфью в бухте Андреева судостроитель Иосиф Юнман создал судоверфь в бухте Вампауши.

В конце 20-х годов в бухте Южная расположилась база Товарищества по экспорту морепродуктов (ТЭМП). 5-6 мотоботов типа кавасаки тралили по отмелям ракушку специальными тралами, брали гребешка, устрицу, мидию, собирали трепанга, ловили чилима. Здесь же в бухте варили в больших котлах, затем сушили. Позже она перебралась на п-ов Ханган. База работала до 1935 г. Затем местные корейцы продолжали добывать здесь морепродукты и анфельцию.

В 1929 г. в Приморье началась подготовка к массовому объединению мелких рыбацких артелей в колхозы.

В декабре 1929 г. все эстонские артели объединились в единый рыболовецкий колхоз. Решено было основой колхоза считать артель «Лифляндец-1». В феврале 1931 г. председателем объединенного колхоза  под названием «Новый мир» был избран Юхан Ганслеп. Колхоз первое время был почти полностью эстонским. Свои колхозы строили и корейские рыбаки, осевшие на приморской земле. Жители бухты Куши и Суходола соединились в колхоз «1 Мая», в бухте Подъяпольского родился «Приморец».