Приморское краевое отделение

Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество» – Общество изучения Амурского края (ОИАК)

 

690091, г. Владивосток, ул. Петра Великого, 4  

 Тел./факс 226-81-93, эл. почта: oiak@bk.ru

Фазлуллин С. М. Изучение и сохранение подводного историко-культурного наследия России

Современное понимание культурного наследия тесно связано с деятельностью ЮНЕСКО. Работа в этом направлении приобрела системный характер особенно после принятии ЮНЕСКО в 1972 г. Конвенцию об охране Всемирного культурного и природного наследия [1]. Уже около одной тысячи объектов природы и культуры составляют сокровищницу Всемирного наследия.

Человеческая цивилизация выросла на берегах рек, озер и морей. Водные пространства были источниками пищи и транспортными артериями. На их акваториях совершались географические открытия, складывалась мировая торговля, и, к сожалению, разыгрывались военные трагедии. Природные катаклизмы, несчастные случаи и войны разрушали то, что люди строили, будь то города или корабли. Вода поглощала их, как порой казалось, навсегда. Однако современная цивилизация научилась проникать под воду и находить там материальные свидетельства исторических событий. Общая гуманизация жизни привела к пониманию того, что историко-культурное наследие, как наземное, так и подводное, является важной составной частью развития всего человечества. Это понимание, в конечном счете, было оформлено принятием в 2001 г. ЮНЕСКО Конвенции об охране подводного культурного наследия [2].

Основные положения Конвенции об охране подводного культурного наследия можно свести к следующему. Приоритетным вариантом охраны подводного культурного наследия считается возможность его сохранения in situ. Коммерческая эксплуатация подводного культурного наследия, спекуляция или его безвозвратное рассредоточение несовместимы с его охраной и надлежащим управлением им: оно не является предметом торговли, купли, продажи или бартера в качестве товара, имеющего коммерческую ценность. Деятельность, направленная на подводное культурное наследие, не должна оказывать на него негативного воздействия. При осуществлении деятельности, направленной на подводное культурное наследие, не должен нарушаться покой человеческих останков и мест, являющихся объектом поклонения.

Деятельность, направленная на подводное культурное наследие, строго регламентируется с тем, чтобы обеспечить надлежащий учет полученной культурной, исторической и археологической информации за исключением случаев, когда такой доступ несовместим с задачами охраны и управления. До начала любой деятельности, направленной на подводное культурное наследие, готовится проектная документация, предоставляемая компетентным ведомством для получения разрешения и соответствующей экспертной оценки. Эта документация должна содержать подтверждение возможности финансировать проект, а на случай непредвиденных ситуаций — план действий, обеспечивающий консервацию культурного наследия.

В отечественной науке термин «подводное культурное наследие» устойчиво вошел в научный оборот в конце 1990-х гг. Это произошло, в первую очередь, в связи с началом работы экспертов различных стран над текстом Конвенции об охране подводного культурного наследия. Однако, юридического и научного определения этого термина в отечественной специальной литературе до сих пор нет. Вероятно, именно это обстоятельство было причиной того, что в Федеральном Законе «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» ничего не говорится о подводном культурном наследии специально [3]. В законе есть лишь следующее определение объектов археологического наследия: «частично или полностью скрытые в земле или под водой (курсив наш. — С.Ф.) следы существования человека, включая все движимые предметы, имеющие к ним отношение, основным или одним из основных источников информации о которых являются археологические раскопки или находки…». При этом точного определения временных или иных критериев возникновения объекта археологического наследия Закон не дает. Нет этого и в документах бывшей Росохранкультуры, в том числе — в приказе о порядке выдачи открытых листов на право проведения работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия [4].

В связи с этим, огромное количество памятников истории и культуры выпало из-под контроля государственных надзорных органов. Для них таких объектов юридически не существует. Министерство культуры до сих пор не решила этого вопроса, видимо, полагая, что вначале он должен быть обсужден в научной среде. Эта ситуация привела к тому, что в настоящее время требуется теоретическая проработка понятия «подводное культурное наследие» и его официальное введение в юридический и научный оборот.

Большой проблемой также является терминологическая неразбериха применительно к рукотворным объектам, находящимся под водой. Часто, не поясняя границы применимости, в одном и том же тексте используются термины «объект подводной археологии», «объект гидроархеологии», «объект подводного культурного (историко-культурного) наследия». И если в отношении термина «объект подводного культурного (историко-культурного) наследия» все более или менее понятно, так как термин описан в Конвенции ЮНЕСКО, то в отношении временной границы объектов подводной археологии нет совершенно никакой определенности. Заканчивается ли «археология» эпохой Возрождения? От этого впрямую зависит правоприменительная практика — ведь за разорение археологического объекта (не важно, наземного или подводного) для нарушителя наступают более серьезные последствия. С другой стороны, манипуляция возрастом и терминологией в нашей стране создает предпосылки для проявления коррупции.

Объект и предмет исследований

Нет никакого сомнения в том, что исследование подводного культурного наследия за последние десять-пятнадцать лет начало оформляться как новое научное направление. Свидетельством тому служат устойчивый рост интереса научной общественности к этим вопросам и проведение многочисленных научных конференций по той проблеме [5], в которых термин подводное культурное наследие получил признание специалистов в области археологии, культурологи, туризма, экологии, подводных исследований и т.д.

В настоящее время Конвенцию ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия 2001 г. ратифицировали свыше 40 стран. Россия пока не входит в это число, но содержание Конвенции активно изучается и обсуждается теми, кому небезразлично подводное наследие. Она так определяет подводное культурное наследие: это объекты, сооружения, здания, артефакты и человеческие останки вместе с их археологическим и природным окружением; суда, летательные аппараты, другие транспортные средства или любые их части, их груз или иное содержимое, вместе с их археологическим и природным окружением; оказавшиеся под водой архитектурные ансамбли, а также скалы или пещеры с наскальными росписями. Как следует из приведенного выше определения, Конвенция лишь перечисляет различные виды объектов и не дает их универсального определения, не называет их свойства и признаки.

По нашему мнению, подводное культурное наследие — это объект междисциплинарных научных исследований подводных историко-культурных комплексов в их взаимодействии с окружающей природной средой — подводным ландшафтом. Изучение его должно вестись в связи с подводными географическими комплексами в их развитии (эволюции) и исследовать закономерности его пространственного положения, а также — определять направления практической деятельности по вовлечению наследия в культурологический оборот. Объекты подводного историко-культурного наследия, в зависимости от аспекта изучения, могут быть исследованы историками, археологами, географами, культурологами и др.

Таким образом, объектом исследования подводного культурного наследия является подводный историко-культурный и природный комплекс. Предметомисследования в этом случае являются структурный, функциональный и временной аспекты подводных историко-культурных комплексов, позволяющие раскрыть (проявить) их сущность. Целью научного направления «изучение подводного историко-культурного наследия» является получение новой информации о становлении и развитии цивилизации в связи с освоением человечеством водного и подводного пространства, водных объектов.

Сегодня четкий временной критерий, определяющий момент возникновения объектов подводного культурного наследия, отсутствует. ЮНЕСКО в своей Конвенции о подводном культурном наследии относит к этим объектам те, чей возраст более ста лет. Есть государства, в которых эта планка составляет пятьдесят лет. В Российской Федерации в качестве объектов подводного культурного наследия, по-видимому, нужно рассматривать все объекты, образовавшиеся до 1946 г. К другим, более поздним объектам необходимо относиться исходя из контекста их возникновения. При определении объекта подводного историко-культурного наследия только временного критерия явно не достаточно. Нужны и другие объективные или субъективные основаниядля того, чтобы объект, не имеющих потребительских свойств и образовавшийся много лет назад, рассматривался как наследие.

Подводное историко-культурное наследие – это свидетельство того, как давно та или иная страна достигла определенного технического прогресса и насколько это развитие повлияло на ход мировой цивилизации. Естественно, такой подход к историко-культурному наследию должен быть важен и для государства, в функции которого входит организация охраны объектов наследия и их вовлечение в историко-культурный оборот. Государственная система охраны памятников истории и культуры включает комплекс правовых, организационных, финансовых, информационных и иных принимаемых государством мер, направленных на выявление, учет, изучение, проведение историко-культурной экспертизы, установление границ территорий и зон охраны таких объектов, контроль за их сохранением и использованием.

Объекты культурного наследия, находящиеся в водной среде, составляют значительную часть историко-культурного наследия России, однако, до настоящего времени они почти не представлены в едином государственном реестре объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и списках выявленных объектов. Собственно ни процедуры описания, ни порядка внесения таких объектов в реестр нет. Существенно осложняет ситуацию отсутствие:
• государственной политики в области изучения, сохранения и использования подводного историко-культурного наследия;
• развитой законодательной базы по сохранению и использованию объектов подводного историко-культурного наследия;
• государственных специализированных научных организаций, занимающихся изучением объектов подводного историко-культурного наследия;
• специального финансирования работ по их выявлению и учету.

Заметно влияет на ситуацию и то обстоятельство, что в методологическом отношении мы до сих пор не можем отделить объекты историко-культурного наследия от следов человеческой трагедии. В водах Мирового океана за весь исторический период затонуло свыше одного миллиона кораблей [6], и для их изучения и музеефикации средств не хватит никогда. Поэтому пока не совсем понятно, какие объекты нужно изучать и сохранять из всего этого многообразия.

В постсоветский период, когда регулирующая роль государства в подводной деятельности неоправданно ослабла, наметились серьезные проблемы в сохранении отечественного подводного историко-культурного наследия. За последние 10–15 лет несравнимо выросли технические возможности проведения подводных исследований с помощью морской поисковой аппаратуры и водолазной техники. Массово стали выявляться историко-культурные ценности на дне. При этом регулирующие функции государства в этой области практически не работают. Отсутствует какой бы то ни было контроль за извлечением из-под воды предметов, имеющих историческую ценность. Часто предметы, требующие серьезные затрат по консервации и реставрации, разрушаются на воздухе из-за отсутствия квалифицированной обработки.

В России до начала 2012 г. не было специализированного методического центра, занимающегося изучением объектов подводного культурного наследия. Все еще нет профильных музеев. Экспозиции, посвященные объектам ПКН, существуют только в четырех музеях страны. За редким исключением, даже в морских музеях отсутствует налаженный учет, организованное хранение и контроль за поднятыми из-под воды предметами. Практически не контролируется добыча морепродуктов донными тралами, а ни один вид человеческой деятельности не сравнится с ним по разрушительным последствиям в отношении объектов подводного культурного наследия.

Управление подводным историко-культурным наследием

Управление подводным историко-культурным наследием предполагает вовлечение его объектов в просветительские и познавательные программы. С учетом того, что в нашей стране с каждым годом становится все больше и больше любителей подводного плавания, возникает потребность в организации подводных историко-культурных экспозиций. Изюминкой таких экспозиций должна стать возможность погрузиться непосредственно к подводному историко-культурному объекту. Экспозиция должна иметь как наземную (сухопутную) часть, предназначенную для всех категорий посетителей, так и подводную часть, которая должна давать дополнительную эмоциональную нагрузку. Подводная часть экспозиции может частично располагаться на мелководье для посетителей, которые погружаются под воду впервые. Глубина расположения мелководной части, в соответствии с правилами организации ознакомительного погружения, не должна превышать 6-ти метров. При этом предполагается формировать мелководную экспозицию из реплик оригинальных вещей, помещая их в стеклянные витрины, заполненные прозрачной водой. Такие экспозиции будут хорошо смотреться даже в относительно мутной воде.

Подготовка специалистов

Грамотное управление объектами подводного историко-культурного наследия потребует подготовки профильных специалистов. «Где учат на подводного археолога?» – это тот вопрос, который периодически возникает у начинающих подводников и молодых историков, которые хотели бы заняться раскрытием тайн истории, скрытых под толщей воды. Этот вопрос последние три-четыре десятка лет все чаще и чаще звучит в разных концах нашей планеты. Люди начинают понимать, что изучение подводного историко-культурного наследия предполагает освоение широкого круга знаний и навыков и что уже недостаточно быть просто хорошим подводным пловцом, чтобы эффективно участвовать в подводно-археологических работах. Сегодня на передний план выступают знания в области различных технологий, которые применяются в других сферах, умение грамотно их использовать для исследования затопленного или затонувшего объекта.

Наука все более становится коллективным трудом, а работы ведутся на стыке научных направлений. Прорывы в исследованиях свершаются там, где наиболее эффективно используется накопленный опыт и новейшие революционные технологии. Все сказанное выше относится и к подводной археологии. В университетах России до сих пор нет бакалавриата и магистратуры по данной специальности, в то время как в ряде стран уже не один десяток лет студенты получают профессию «подводный археолог» и учатся по отличным от наземных археологов программам.

В нашей стране, начиная с 1960-х гг., в подводно-археологических работах все более широкое участие стали принимать подводники-волонтеры, которых привлекали в экспедиции для ведения массовых разведок и раскопок. Постепенно стали складываться и научные центры подводной археологии. Как правило, в центре такой группы стоят несколько профессиональных археологов, которые по собственному усмотрению давали те или иные специальные знания волонтерам, участвовавшим в подводно-археологических экспедициях. В Советском Союзе такие группы формировались вокруг экспедиций В. Д. Блаватского, К. К. Шилика, Б. Г. Петерса., А. В. Окорокова, В. Н. Таскаева и других исследователей. В начале 1980-х гг. Центром комплексных подводных исследований (руководитель А. В. Окороков) была предпринята попытка сделать учебную программу по подводной археологии[7], на основе которой Центр подготовил более ста человек. Наступившие «лихие» девяностые остановили процесс научного развития подводной археологии в нашей стране.

В начале нулевых на постсоветском пространстве вновь начал возрождаться интерес к подводной археологии, возобновились работы на Иссык-Куле, в Керченском проливе, на Балтике и во внутренних районах европейской части России. С 2003 г. С. С. Прапор проводит специальную подготовку по подводной археологии для участников экспедиции на Иссык-Куле. Такую же работу ведет в своей экспедиции и В. Н. Таскаев, который с этой целью разработал методику, активно используемую с начала 1990-х гг. Работу по подготовке волонтеров для обеих подводно-археологических экспедиций ведет и ученик В. Н. Таскаева А. Березин в созданном им Московском подводно-археологическом клубе [8]. С конца 1980-х в водоемах Смоленской области непрерывно работает подводно-археологическая экспедиция Эрмитажа, руководимая ныне А. Н. Мазуркевичем. Все ее участники проходят специальный отбор на способность выполнять тонкие манипуляции на местах древних свайных поселений. По свидетельству руководителя, к самостоятельной работе под водой допускаются в среднем шесть из десяти претендентов [9].

Вопрос участия волонтеров в подводно-археологических экспедициях в 1990-е гг. разрабатывался в Научном комитете Всемирной конфедерации подводной деятельности (SC CMAS), где была проделана определенная работа по сбору и систематизации требований, выдвигаемых представителями различных подводно-археологических школ. В результате был подготовлен и принят международный Стандарт (2000), который в настоящее время является основой проведения учебных занятий по подводной археологии [10]. В 2003 и 2004 гг. в соответствии с требованиями данного Стандарта прошли подготовку первые российские инструкторы по подводной археологии — кандидат исторических наук А. Б. Белинский и кандидат географических наук С. М. Фазлуллин. Сегодня в России есть уже десять инструкторов по подводной археологии.

Введение Стандарта SC CMAS по подводной археологии позволило начать подготовку подводных археологов-волонтеров для отечественных экспедиций на регулярной основе. Свыше шестидесяти волонтеров аттестованы как «подводный археолог» или «продвинутый подводный археолог»; появился и определенный отечественный опыт в преподавании курса подводной археологии, а также сложилась собственная оригинальная программа [11].

Курс «Подводная археология» подготовлен для того, чтобы обеспечить водолазов и любителей подводного плавания знаниями и навыками, необходимыми для безусловного сохранения объектов подводного культурного наследия, лучшего понимания морской среды и ее богатств, для того чтобы пользоваться этими благами, не разрушая, но сохраняя подводную среду, в которой мы являемся гостями. В основу курса были положены:
• Конвенция ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия (2001);
• положения и требования Федерального закона «Об объектах культурного наследия…»;
• процедуры подготовки подводных пловцов и инструкторов специализации «подводная археология» Научного комитета Всемирной конфедерации подводной деятельности;
• «Положение о порядке проведения археологических полевых работ (археологических раскопок и разведок) и составления научной отчетной документации», утвержденное решением Ученого совета Института археологии Российской академии наук от 30 марта 2007 г.

Преподавание курса «Подводная археология» предполагает усвоение базового принципа этих исследований — подводные раскопки (любое физическое воздействие на объект подводного культурного наследия) должны осуществляться только после того, как решены вопросы последующего сохранения, изучения и музеефикации объекта. Прямой физический контакт с объектом подводного культурного наследия вне установленных правил должен рассматриваться как нарушение его исторической целостности, которое приводит к невосполнимой утрате исторических знаний.

Красной строкой по всей программе обучения проходят положения Конвенция ЮНЕСКО об охране подводного культурного наследия, ее центральное понятие «объект подводного культурного наследия» положено и в основу программы подготовки подводных археологов. Вслед за ЮНЕСКО мы рассматриваем подводную археологию как научное направление, изучающее подводное культурное наследие и имеющее не только свой специфический объект исследования, но и свои специфические методы полевых и камеральных работ.

Бережный подход к подводному культурному наследию — долг всех тех, кто получил возможность проникать в глубины морей и океанов. На объекты подводного культурного наследия распространяется действие международных и отечественных законов, которые рассматривают объекты культурного наследия как мосты, соединяющие нас с нашим прошлым. Утрата любого из них может привести к невосполнимым пробелам в человеческих знаниях. Распространившееся в последнее время коллекционирование объектов подводного культурного наследия ведет к вырыванию предметов из исторического контекста, что в свою очередь приводит к искажению восприятия объекта или его полной утрате. Кроме того, самовольное изъятие памятника культурного наследия, полностью или частично, запрещено законодательством Российской Федерации.

Отечественная археология прошла длительный путь развития. В ее историю вписаны имена замечательных энтузиастов своего дела. Современное понимание целей и задач подводной археологии как научного инструмента познания подводного культурного наследия требует унификации разрозненных методик, разработанных и опробованных ранее. Предлагаемый нами подход позволяет разрабатывать учебные курсы как для отдельных групп волонтеров, так и для профессионалов в качестве профильной специализации кафедр археологии университетов.

Выводы и предложения

Для сохранения подводного историко-культурного наследия России необходимо срочно предпринять следующие шаги:

1. Разработать государственную программу учета подводного культурного наследия, предусматривающую выявление, паспортизацию и постановку на государственную охрану его объектов путем их включения в единый государственный реестр. Ответственность за выполнение данной программы должна быть возложена на государственные органы охраны объектов культурного наследия (Министерство культуры Российской Федерации, его региональные органы и органы охраны памятников субъектов федерации) с привлечением специализированных научных учреждений (научно-исследовательских, образовательных и др.), а также подводных клубов и любительских организаций.

2. Разработать отдельный закон об археологическом наследии с разделом об объектах подводного историко-культурного наследия или внести поправки в действующий закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», регламентирующие вопросы выявления, изучения, сохранения и использования объектов историко-культурного наследия, находящихся под водой. Необходимо также разработать и внедрить обязательные для профильных организаций всех уровней правила проведения подводных археологических и морских военно-исторических экспедиций. Упорядочить разрешительную документацию на право проведения подводных научно-исследовательских работ. Предложить механизм обеспечения гарантированной сохранности поднятых из-под воды артефактов.

3. Разработать и внедрить правила документирования и паспортизации подводных объектов историко-культурного наследия для включения их в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Такая работа полностью должна контролироваться Министерством культуры Российской Федерации, что важно как с политической, так и методической точки зрения. (Нет подводного природного наследия. Есть особо охраняемые природные объекты, и их ни по масштабам, ни по методам изучения и сохранения смешивать с подводным культурным наследием нельзя, тем более что законодательство об особо охраняемых территориях в России есть и есть система функционирования и охраны таких территорий (акваторий), а для подводного культурного наследия его нет.)

4. Укрепить материальную базу недавно созданного в Российском институте культурологии специализированного подразделения «Центр изучения подводного культурного наследия России» и выделить целевым образом для его становления финансовые ресурсы для того, чтобы в течение четырех-пяти лет было выращено шесть — восемь специалистов высшей научной квалификации (кандидаты и доктора наук).

5. Начать подготовку научных кадров в области изучения и сохранения объектов подводного историко-культурного наследия путем включения специализированных курсов в университетские программы и обучение волонтеров. Первым шагом в этом направлении должно быть утверждение порядка допуска к подводно-археологическим работам руководителей экспедиционных работ, сотрудников надзорных органов Минкультуры России, участников экспедиций. Очевидно, что подводные условия работ должны быть учтены при выработке таких требований. Очень важно разработать университетский магистерский междисциплинарный курс «Управление подводным культурным наследием» с включением преподавания подводно-археологических методов, методов консервации и реставрации, охраны объектов подводного культурного наследия. Желательно определить вуз или другое учреждение для преподавания курса «Управление подводным культурным наследием». Возможно, для этого следует создать специальную кафедру ЮНЕСКО, например, при Российском институте культурологии.

6. Преобразовать один из музеев России (например, Анапский археологический музей) в комплексный центр по вопросам изучения и сохранения подводного культурного наследия. В таком центре на одну цель должны работать все подразделения музея, включая экспедиционное, научную консервационную лабораторию, подводный парк и учебную базу для специалистов различных категорий (руководители экспедиций, работники институтов и музеев, студенты и аспиранты). Необходимо также создавать и совершенствовать музейные экспозиции подводного культурного наследия в Музее мирового океана (объекты Калининградской области), в Музее г. Кронштадт (Финский залив), в Новгородском музее-заповеднике (город как торговый перекресток средневековья), в Музее г. Коломны (подводное наследие бассейна Оки). Провести необходимую учебу с сотрудниками этих музеев и обеспечить условия для консервации и сохранения тематических коллекций. В ближайшее время можно уже начать проектирование тематических подводных парков в Анапе, Калининграде и Новороссийской бухте с возможностью их массового посещения, а также начать сбор уже существующих многочисленных материалов для создания гидроархеологической карты России, вначале — для Черного и Балтийского морей, а также бассейна Оки и средневекового транспортного пути Нева — Ладога — Волхов — Ильмень. Поддержать отдельно проведение археологических работ по свайным поселениям неолита.

7. Усилить популяризацию вопросов сохранения подводного историко-культурного наследия средствами издания книг, создания фильмов, организации выставок и подводных музейных экспозиций, проведения конференций, развития подводного туризма.

8. Наладить международное сотрудничество в области изучения и сохранения подводного историко-культурного наследия в целях привлечения передового опыта и интеллектуальных инвестиций в российскую науку и культуру.

Сегодня уже можно констатировать, что в мире сложилась благоприятная научная атмосфера для эффективного управления подводным историко-культурным наследием. Наш долг – сохранить его максимально полно и правильно воспользоваться связанным с ним огромным информационным богатством.



ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Конвенция ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия // Акты Генеральной конференции ЮНЕСКО, 17-я сессия, Париж, 17 окт. — 21 нояб. 1972 г. [Электронный ресурс]. Париж, 1973. T. 1. С. 146-158. URL: http://unesdoc.unesco.org/images/0011/001140/114044rb.pdf#page=144 (дата обращения 20.05.2012).

 

[2] Конвенции об охране подводного культурного наследия // Акты Генеральной конференции ЮНЕСКО, 31-я сессия, Париж, 15 окт. — 13 нояб. 2001 г. [Электронный ресурс]. Париж, 2002. Т. 1. С. 54-66. URL: http://unesdoc.unesco.org/images/0012/001246/124687r.pdf#page=60 (дата обращения 20.05.2012).


[3] Федеральный закон Российской Федерации от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

[4] Приказ Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия от 3 февраля 2009 г. № 15 «Об утверждении положения о порядке выдачи разрешений (открытых листов) на право проведения работ по выявлению и изучению объектов археологического наследия»

 

[5] См., например: Managing the underwater cultural heritage : abstract book / University of Zadar. Zadar, 2011; Scientific colloquium on the factors impacting underwater cultural heritage proceedings, 13–14 Dec. 2011. Brussels, 2011; Развитие подводной деятельности в СССР и России : материалы междунар. науч.-практ. конф. / авт.-сост.: В. Г. Сташевский, С. М. Фазлуллин. М., 2006; Подводное культурное наследие: изучение, сохранение, трансляция : тез. докл. секции // Человек, культура и общество в контексте глобализации : V Междунар. науч. конф. М., 2006; Подводное культурное наследие: перспективы изучения и сохранения : сб. материалов междунар. конф. Великий Новгород, 2007; Проблемы изучения и сохранения морского наследия России : тез. докл. Первой междунар. науч.-практ. конф. Калининград, 2010; Подводная археология: прошлое, настоящее, будущее : сб. науч. трудов / под ред. А. В. Окорокова, С. М. Фазлуллина. М., 2008 и др.


[6] Окороков А. В. Затонувшие корабли. Затопленные города. М., 1996.

[7] См.: Окороков А. В. Программа Центра комплексных подводных исследований. М., 1989.

[8] Таскаев В. Н. Методика проведения подводно-археологических работ // Вопросы подводной археологии. М., 2010. С. 45-95.

[9] См.: Мазуркевич А. Н., Коноваленко В. В., Кротов Я. А. Методика подводных исследований археологических памятников, расположенных на малых глубинах: по материалам работ Северо-Западной археологической экспедиции Государственного Эрмитажа // Подводная археология: прошлое, настоящее, будущее. М., 2008. С. 243-247.


[10] См.: Фазлуллин С. М. Учебный курс «Подводная археология»: опыт КПДР // Подводная археология: прошлое, настоящее, будущее. М., 2008. С. 259-263.

[11] Российская национальная система подготовки подводных пловцов и инструкторов. Подводная археология : стандарт и программа. РД КПДР № 01-08. М., 2008.

© Фазлуллин С. М., 2012

Статья поступила в редакцию 10 апреля 2012 г.


Фазлуллин Сергей Маратович,
кандидат географических наук,
ведущий научный сотрудник
Центра изучения подводного культурного наследия России,
Российский институт культурологии (Москва),
e-mail: sh1703@yandex.ru