К ПРОБЛЕМАМ МОРСКОГО НАСЛЕДИЯ РОССИИ

В Санкт-Петербурге 27–30 октября 2010 г. прошла первая международная научно-практическая конференция «Проблемы изучения и сохранения морского наследия России». На ней рассмотрен широкий круг вопросов от формулировок понятия «морское наследие» и состава его объектов до рекомендаций по использованию этого наследия в современных условиях

1 Актуальность тем докладов на конференции определялась необходимостью разработки и включения концепции морского наследия России в число приоритетных задач национальной морской политики России к Морской доктрине Российской Федерации на период до 2020 г., утвержденной президентом РФ 27 июля  2001 г. В настоящее время уже с геополитической точки зрения России, имеющей выходы к трем океанам и 13 морям, важно обозначить и сохранить вехи и приоритеты на путях их освоения, особенно на дальневосточных окраинах страны, где процессы колонизации еще не завершены. Созданная в Санкт-Петербурге ассоциация «Морское наследие России» в 2009 г. первая привлекла внимание к необходимости включения морского наследия в реестр памятников истории и культуры. На конференции председатель правления ассоциации С.Г.Сивкова отметила, что в РФ ранее даже сам термин «морское наследие» не использовался ни в одном из стратегических государственных документов и законодательных актов.

Из 112 докладов и сообщений представителей 14 стран и 18 городов России только 3 имели отношение к объектам морского наследия на акваториях дальневосточных морей. Остальные были приурочены к объектам на акваториях западной части России – Черного и Балтийского, Белого и северных морей, озер и рек на площади их водосбора. Несомненно, это свидетельство более обширных тысячелетних трансграничных торговых и конфликтных контактов между цивилизациями европейских народов и того внимания, которое они оказывают своему историко-культурному наследию.

Развитие представлений и концепций по сохранению объектов культурной ценности различных периодов и цивилизаций имеет свою историю. Инициатором движения по сохранности памятников, составляющих культурное наследие народов в мирное время, а не только во время вооруженных конфликтов, был русский живописец Н.К.Рерих. На основе его концепции в Вашингтоне на 7-й Международной конференции американских государств в 1935 г. заключен договор об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников (Пакт Рериха). Руководствуясь его принципами, в 1954 г.  на межправительственной конференции в Гааге была принята Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Принятая в 1972 г. на 17-й сессии Генеральной конференции ООН Конвенция об охране всемирного культурного и природного наследия разграничила определения терминов «культурное» и «природное»  наследие. Под культурным наследием понимаются памятники и ансамбли, представляющие универсальную ценность с точки зрения истории, искусства или науки, достопримечательные места (с точки зрения истории, эстетики, этнологии или антропологии); под природным наследием – природные памятники, геологические и физиографические образования и строго ограниченные зоны, имеющие выдающуюся универсальную ценность с точки зрения эстетики, науки или сохранения; природные места или строго ограниченные природные зоны (с точки зрения науки, сохранения или природной красоты). Эту конвенцию к апрелю 2010 г. ратифицировали 187 стран, в том числе Россия.

Благодаря всемирному увлечению подводными погружениями, при которых используется изобретенный Ж.Кусто акваланг, увеличилась доступность исторических ценностей в глубинах морских вод, поэтому в 1978 г. комитет по культуре и образованию

Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) разработал проект конвенции «Подводное культурное наследие». Она была принята в 2001 г. на 31-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО. В определение подводного культурного наследия включены все следы человеческого существования, имеющие культурный, исторический или археологический характер, которые частично или полностью, периодически или постоянно находятся под водой на протяжении не менее 100 лет. К 2009 г. конвенцию ратифицировали 22 государства, однако многие страны СНГ не являются ее участниками.

В России Государственной думой в 2002 г. принят Федеральный закон № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». К объектам культурного наследия отнесены объекты недвижимого имущества, возникшие в результате исторических событий и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры: памятники, объекты науки и техники, включая военные, ансамбли, произведения ландшафтной архитектуры и садово-паркового искусства, некрополи, достопримечательные места (творения, созданные человеком, или совместные творения человека и природы), памятные места, культурные и природные ландшафты, культурные слои, остатки древних построек, места совершения религиозных обрядов. Следует отметить, что к памятникам отнесены частично или полностью скрытые в земле или под водой следы существования человека, включая все движимые предметы. Таким образом, введение в российское законодательство термина «морское наследие» может быть оправдано при условии включения в него составляющей, благодаря которой возникает новое понятие с новым смыслом и содержанием. Наиболее емкое определение предложил П.А.Филин: морское наследие – объекты культурного наследия в историко-культурной и природной среде, связанные с историей морской деятельности, морские традиции; объекты природного наследия, относящиеся к морским и прибрежным территориям. То есть в морское наследие включаются морские музеи и суда различных флотов  (военно-морского, космического, ледокольного, научного, рыболовного, торгового), маяки, береговые оборонительные и радионавигационные сооружения и постройки, береговые поселения с традиционными технологиями морских промыслов.

Дискуссионным остался вопрос о том, в какой степени к категории морского наследия могут примыкать объекты культурного и природного наследия, связанные с реками и озерами, которые в этом смысле во многом остаются terra incognita. На конференции все исследователи отмечали, что в настоящее время в РФ количество объектов морского наследия, включенных в культурное наследие, ничтожно мало. Например, в России к этой категории отнесено менее 30 кораблей, в то время как в США – более 144, Норвегии – 219, Германии – 277, в Англии – свыше 1000 (А.К.Толмачев). Из 350 отечественных маяков и навигационных знаков 200 имеют историческую и культурную ценность, но с введением радио- и спутниковых систем навигации их сохранность катастрофически ухудшается (С.В.Малеев). Хотя в некоторых регионах маяки могут стать важной частью туристической инфраструктуры (О.Ю.Свиридова).

После распада СССР десятки «образований музейного типа» с объектами морского наследия прекратили свое существование, хранившиеся в них ценные предметы исчезли (С.Ю.Курносов). В 1990-е годы многие образцы отечественной водолазной техники ушли за границу или в металлолом, так что собрать эволюционные ряды специализированного водолазного снаряжения или оборудования практически невозможно, только 3 государственных музея содержат в своих фондах их отдельные образцы (П.А.Боровиков). Все больше возможностей открывается для использования глубоководных аппаратов при проведении подводных археологических исследований и работ (А.М.Сагалевич), картировании подводных ландшафтов и выявлении уникальных донных сообществ. По результатом таких исследований могут быть организованы музеи морской археологии и подводные музеи (А.В.Окороков). В мировой практике уже известен опыт создания подводных заказников – археологических акваторий, где проводятся исследования и раскопки, и подводных парков – акваторий с маршрутами для посещения туристов-аквалангистов, где они могут знакомиться с затонувшими историческими объектами (С.М.Фазлуллин). Например, в Турции в 1961 г. открыт первый в мире Музей подводной археологии, в Японии в конце ХХ в. для обозрения и изучения руин древнего храмового комплекса – Музей подводных развалин, в Италии основано 15 археологических и природных морских заказников и еще 35 планируется открыть. Особого внимания заслуживает опыт создания подводных парков из предварительно подготовленных и затопленных объектов: кораблей (Польша, США), вертолета МИ-2 (Беларусь), статуи (Мальта), скульптур (прибрежные воды Мексики и Украины).

В ряде случаев это делается для привлечения туристов-дайверов, например, предварительная 2-летняя подготовка к затоплению 160-метрового исторического корабля времен Второй мировой войны обошлась в 6 млн.  долл., но власти Флориды рассчитывают заработать на этом до 8 млн. в год (О.В.Грицыхина, С.М.Фазлуллин). С большим вниманием относятся к визуализации своего подводного наследия в Финляндии (С.Тикканен), рассчитывая в основном на вложения частных предпринимателей.

В России только в северо-западных регионах ведутся системные работы по выявлению и фиксации исторических объектов, лежащих на дне акваторий.  Анализ данных о кораблекрушениях свидетельствует, что на дне российских морей, озер и рек лежат останки около 200 кораблей и судов эпохи Петра Великого (А.В.Лукошков, С.С.Кобылянский). Несомненное влияние на участников конференции оказало предваряющее ее заседание Финского морского собрания «Проблемы сохранения и актуализации морского наследия Балтийского региона», на котором отчетливо прослеживалась поддержка проектов, направленных на вовлечение объектов морского наследия в практику некоммерческого использования, правительственными учреждениями Финляндии и частными лицами. В выступлениях исследователей из стран Балтии подчеркивалась значимая информативная роль этих проблем в формировании их национального самосознания и самобытности.

Для России в настоящий момент необходимы инновации в образовании, которые смогут помочь в формировании гражданского общества. И в этом отношении социализация молодежи, основанная на концепции общего интересного дела (С.В.Велле), уже успешно реализуется на практике, например на учебной верфи деревянного судостроения (М.Г.Вадейша),  в традиционном яхтинге (А.А.Березкин), при создании моделей кораблей (Т.В.Котова), в морских клубах (Ю.В.Кропотов), морских парусных экспедициях (Л.К.Лысенко). Большую роль в понимании особой ценности морского наследия, бережного отношения к морским реликвиям играют реплики – полноразмерные копии исторических судов. Сейчас в 40 странах мира насчитывается более 300 копий исторических судов, наша страна по количеству реплик занимает 15-е место А.К.Толмачев).

Значительное число докладов было посвящено проблемам сохранения и изучения морского наследия не только в национальных архивах (А.В.Соколов), государственных библиотеках, но и в муниципальных краеведческих (С.А.Савилова) и ведомственных (Е.И.Кукуев). Обсуждались вопросы учета, изучения и сохранения архивных материалов (С.И.Фокин) и объектов морского и культурного наследия России за рубежом (А.Ю.Епатко, Дж.Миддлтон, С.А.Мозговой), где это наследие бережно сохраняется не только соотечественниками. Отмечена серьезная угроза для подводного наследия вблизи прибрежных городов многих стран в результате образования в море новых территорий и строительства гаваней (Х.Ениз), дноуглубительных работ, донного траления, строительства газо- и нефтепроводов, собирательства аквалангистами (С.М.Фазлуллин).

Неожиданностью для автора этой статьи оказались данные о том, что морские офицеры-декабристы, отбывая ссылку в Забайкайлье, задолго до открытий Г.И.Невельского поняли, что Амур от устья до истоков насущно необходим России (М.И.Жукова, О.Н.Жданова), а также реальные архивные материалы о волоке через водораздел Белого и Балтийского морей за 176 верст армией Петра I в августе 1702 г. двух трехмачтовых «малых фрегатов» с орудийной палубой для штурма шведской цитадели Нотебурга на Неве, считавшемся мифологической выдумкой (М.Ю.Данков). В морское наследие предложено включать не только морские культурные ландшафты, где природопользование, экономика и культура местного населения  тесно связаны с морем, например на Беломорье и Чукотке (Л.С.Богословская и др.), но и морские заповедники (В.А.Спиридонов), морские научные океанариумы и морские биологические станции (Е.Д.Краснова) как центры консолидации интересов различных сфер деятельности людей в обществе.

Большое значение имеют нематериальные элементы морского наследия: обычаи, знания и навыки, передаваемые от поколения к поколению, постоянно воссоздаваемые сообществами людей во взаимодействии с природой (Н.Л.Плинк и Е.А.Попова). К особо ценным следует отнести комплексную морскую культуру поморов (карелов и русских) Баренцева и Белого морей, морскую зверобойную культуру азиатских эскимосов и береговых чукчей региона Берингова моря (Л.С.Богословская, В.В.Голбцева).

Одной из актуальных проблем современности является сохранение природного наследия. Из 911 объектов, внесенных к 2010 г. в список всемирного культурного и природного наследия, 180 принадлежит к природному, но абсолютное их большинство находится на суше.

Из-за отсутствия в нашей стране законодательно принятого определения термина «морское наследие» некоторые исследователи предлагали к потенциальным объектам охраны подводного природного наследия России отнести Берингов пролив, вулкан Пийпа в Беринговом море, акватории вблизи Командорских и Шантарских островов, лагуну Буссе и зал. Петра Великого (А.Н.Иванов). В этом же контексте рассматривались уникальные природные комплексы российской Арктики, включающие с местами обитания комплекс семейств лососевых и сиговых рыб, отдельные виды птиц (кулик-лопатень, стеллерова гага, розовая чайка и др.), гренландского кита, атлантического и лаптевского моржей (М.В.Гаврило, В.А.Спиридонов). Однако их нельзя отнести к морскому наследию России, поскольку они не являются объектами культурного наследия в историко-культурной среде, связанными с историей морской деятельности (см. определение выше), и их существование не обусловлено деятельностью человека. В то же время, учитывая многочисленность объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) на берегах заливов Посьета (Д.И.Вышкварцев) и Восток зал. Петра Великого, на конференции принято предложение внести в список морского наследия

России как комплексный природно-культурный памятник мелководные бухты и прибрежные поселения заливов Посьета и Восток (Японское море). Уникальная география берегов, геоморфология, подводный ландшафт, гидро- и метеорологический режимы, высокий уровень биоразнообразия были настолько благоприятны, что за последние 3,5 тыс. лет обусловили появление и развитие культурной среды 11 цивилизаций.

Обширное наземное и подводное историко-культурное наследие на побережье и в прибрежных водах зал. Петра Великого, включающего заливы Посьета и Восток, позволяет рассматривать весь залив как объект для включения в состав морского наследия России.

Часть докладов была посвящена проблемам популяризации знаний в области исследований Мирового океана и его природы (Т.Г.Кугай), роли музеев (Л.Г.Кондрашова), зоологических коллекций (И.С.Смирнов и др.) и муниципальных (С.А.Гладких) и ведомственных (М.Р.Каменева) организаций в сохранении наследия России как морской державы.

Следует отметить редкий по скрупулезности изложения доклад о методике (А.Н.Мазуркевич) и результатах подводных разведок и раскопок в условиях плохой видимости, низких температур и малых глубин, обычных для внутренних водоемов (В.В.Вахонеев, Е.В.Долбунова, И.Конте и др.). Работы в таких условиях требуют большой выдержки и самообладания, духовных качеств, в реализации которых всегда нуждается молодое поколение.

В связи с промышленным освоением месторождений полезных ископаемых на шельфе и усилением антропогенного пресса на прибрежные экосистемы для дальневосточных и северных морей России чрезвычайно актуально обозначить и выработать критерии значимости объектов морского наследия в особо уязвимых морских районах. Несмотря на наличие международных критериев (Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия), необходимо разрабатывать и национальные. Это не приведет к существенным ограничениям в масштабах промышленной эксплуатации прибрежных акваторий, но ужесточит требования и соблюдение мер по обеспечению их экологической безопасности, в настоящее время недостаточных для их устойчивого функционирования.

В итоговых выступлениях участников конференции отмечалось, что на данный момент по рассматриваемой проблеме наиболее актуально создание реестра морского наследия (как структурированного списка и описи объектов) и атласа, отражающего их распределение на побережье и в прибрежье российских акваторий. В то же время необходимо формировать нормативно-правовую базу по охране и использованию объектов природно-культурного морского наследия и разрабатывать предложения по созданию морских историко-культурных заповедников и памятников.

Следующую международную научную конференцию, посвященную истории изучения морей и побережий северо-востока Азии, предполагается провести в  2011 г. на Камчатке.

Д.И.ВЫШКВАРЦЕВ,

кандидат биологических наук,

старший научный сотрудник,

заслуженный эколог РФ (Институт биологии моря им. А.В.Жирмунского ДВО РАН, Владивосток).

E-mail: torreznon@yandex.ru